--- 1.txt	2010-06-10 11:43:50.000000000 +0400
+++ 2.txt	2010-06-10 11:46:21.000000000 +0400
@@ -24,8 +24,7 @@
 Но Ганчуки - жертва в сложившейся ситуации. И то, что жертва, может
 быть, не самая привлекательная личность, совершенно не меняет подлости
 сути дела. Более того, нравственный конфликт лишь усложняется. И, в
-конце концов, самой большой и безвинной жертвой оказывается светлая
-простота, 
+конце концов, самой большой и безвинной жертвой оказывается
 Соня. Иронически определив Глебова как «богатыря-тянульщика резины»,
 лжебогатыря на распутье, Трифонов выводит также и фигуру Ганчука как
 «крепенького, толстого старичка с румяными щёчками», который казался
@@ -76,7 +75,7 @@
 
 Дом уходит под воду времени, как некая Атлантида, со своими героями,
 страстями, конфликтами: «волны сомкнулись над ним» - эти слова,
-адресованные автором Левке Шулепникову, также можно отнести и ко всему
+адресованные автором Лёвке Шулепникову, также можно отнести и ко всему
 дому. Один за другим исчезают из жизни его обитатели: Антон и Химиус
 погибли на войне, старший Шулепников был найден мёртвым при загадочных
 обстоятельствах, Юлия Михайловна умерла, Соня сначала попала в дом для
@@ -86,7 +85,7 @@
 только уцелел при этом потопе, но и достиг новых престижных вершин
 именно потому, что он «старался не помнить», и «то, что не помнилось,
 переставало существовать», будто бы этого никогда и не было. Он жил
-тогда «жизнью, которой не было», -подчёркивает Трифонов.
+тогда «жизнью, которой не было», - подчёркивает Трифонов.
 
 Но не только Глебов старается заглушить в себе отголоски памяти.
 Ничего не хочет помнить и профессор Ганчук. В финале повести
@@ -100,7 +99,7 @@
 
 Л. Теракопян совершенно справедливо замечает, что повесть «Дом на
 набережной» построена «на интенсивной полемике с философией забвения,
-с лукавыми попытками спрятаться за «времена». В этой полемике -перл
+с лукавыми попытками спрятаться за «времена». В этой полемике - перл
 произведения». То, что Глебов и иже с ним пытаются забыть, выжечь в
 памяти, восстанавливается всей тканью произведения, и подробная
 описательность, присущая повести, есть художественное и историческое
@@ -129,8 +128,15 @@
 микромир героя. Следуя за своим героем, автор произведения погружается
 во все закоулки самообмана, чтобы воссоздать героя изнутри его самого.
 
-отнести и к Глебову. Он сам в какой-то степени и есть та самая
-связующая нить, которая из 30-х годов протянута в 70-е
+На мой взгляд, повесть «Дом на набережной» сыграла для писателя одну
+из ключевых ролей в его творчестве. Трифонов критически
+переосмысливает прежние мотивы, выявляет новый, не исследованный ранее
+литературный тип, обобщающий социальное явление «глебовщины»,
+производит глубокий анализ социальных изменений через отдельно взятую
+человеческую личность. Идея обрела, наконец, художественное
+воплощение. Ведь рассуждения Сергея Троицкого о человеке как нити
+истории можно отнести и к Глебову. Он сам в какой-то степени и есть та
+самая связующая нить, которая из 30-х годов протянута в 70-е
 годы. Исторический взгляд на вещи, выработанный писателем в
 «Нетерпении», на близком к современности материале даёт новый
 художественный результат. Трифонов становится историком - летописцем,
@@ -173,7 +179,7 @@
 ровеснику Глебова, автору повести «Студенты». В этих отступлениях
 угадываются некоторые автобиографические детали (переезд из большого
 дома на заставу, потеря отца и т.д.). Однако Трифонов намеренно
-отделяет этот лирический голос от голоса автора - повествователя. Свои
+отделяет этот лирический голос от голоса автора-повествователя. Свои
 обвинения по адресу автора «Дома на набережной» В. Кожинов подкрепляет
 не литературоведчески, а фактически, прибегая к своим собственным
 биографическим воспоминаниям и к биографии Трифонова как к аргументу,
@@ -190,8 +196,8 @@
 форма его переживания в целом жизни и мира». И далее: «Мы отрицаем
 лишь тот совершенно беспринципный, чисто фактический подход к этому,
 который является единственно господствующим в настоящее время,
-основанный на смешении автора - творца, момента произведения, и автора
-- человека, момента этического, социального события жизни, и на
+основанный на смешении автора-творца, момента произведения, и
+автора-человека, момента этического, социального события жизни, и на
 непонимании творческого принципа отношения автора к герою; в
 результате непонимание и искажение - в лучшем случае передача голых
 фактов этической, биографической личности автора...». Прямое
@@ -234,7 +240,7 @@
 Глебов - выходец из социальных низов. А негативно изображать
 маленького человека, не сочувствовать ему, а дискредитировать его, по
 большому счету не в традициях русской литературы. Гуманистический
-пафос гоголевской «Шинели» никогда не мог сводиться к облечению героя,
+пафос гоголевской «Шинели» никогда не мог сводиться к обличению героя,
 заеденного жизнью. Но так было до Чехова, который пересмотрел эту
 гуманистическую составляющую и продемонстрировал то, что смеяться
 можно над кем угодно. Отсюда у него стремление показать, что маленький

Colored with dumpz.org